?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В своей жизни я встретил несколько людей, которые знают, чего хотят, реализуют себя и занимаются своим делом. Это дает им целостность их образам, яркость, а другим – желание следовать за ними и восхищаться. Глядя на таких людей, думаешь, что они самодостаточны, уверены в себе и знают ответы на все вопросы. Не всегда это соответствует их внутреннему самоощущению, но со стороны всё выглядит позитивно. Это ощущение создается целостностью человека. Когда у человека есть полностью сформировавшаяся личность и четкое понимание своего дела, он может спокойно определить факты жизни в своей системе координат. В таких людях присутствует именно согласованность. Про них можно сказать, что они исповедуют то, что проповедуют. И хотя можно по-разному относиться к моим героям – со знаком плюс или минус, но это всё яркие, целостные и сильные люди, которые являются примером как минимум для меня.

К такому типу людей относится и Денни. Беседуя с ним, я понял, что у Денни есть смысл жизни. Этот смысл в самой жизни. Без всякой напыщенности, неестественности. Денни есть жизнь, а жизнь есть творчество. Разделить эти три понятия у Денни так трудно, что искусство у него теряет свое противопоставление с природой, оставаясь настоящим. Сначала считаешь Денни бунтарем. Но бунтарь идёт против чего-то, а Денни – за справедливость.

Но я что-то разговорился и боюсь рассказать всё, что будет в интервью. А в нём мы подняли много тем – за три часа успели поговорить и о человеческих отношениях, и о детстве, и о творчестве, и о взаимоотношениях в группе, и о новом альбом. Так что приятного чтения.

ДЧ: Привет, Денни. Давно не общались мы в таком формате. А тут как раз повод есть.

Денни: Привет, Митя. Мне кажется, поводов более чем.

ДЧ: Давай начнём издалека: каково твое настроение на данном этапе? Каким цветом бы ты описал свое состояние сейчас?

Денни: Настроение устало-ленное. Смотрю мультик, прихожу в себя после концерта. Сделать надо море дел, но мне лень. Цвет, пусть будет приятно жёлтый, солнечный.

ДЧ: С точки зрения психологии желтый цвет обозначает в том числе невесомую веселость. Насколько это соотносится с тобой?

Денни: Наверное, более чем. Плюс лёгкое состояние усталости.

ДЧ: Второе значение желтого – желание освобождения и надежде на счастье или ожидание его. Это про тебя?

Денни: Полагаю, что да. Это тоже сейчас обо мне.

ДЧ: От чего ты хочешь освободиться? В чем это счастье, на которое ты надеешься?

Денни: Скорее не освободиться, я жду мероприятий, связанных с пятилетием БШ, концертов и окончания программы #нетвойпарень в июне. Да и первую часть альбома хочу закончить поскорее. Все-таки, терпение не мой конёк. А нетерпение меня изматывает. А счастье – я жду отпуска. (Улыбается.)

ДЧ: Если ты нетерпелив, почему одна из твоих новых песен называется «Бездельник»?

Денни: Эта песня такой беззаботный штрих к портрету. Написана была в момент, когда я позволил себе полгода отдыхать. Поэтому к моей нетерпеливости она вряд ли имеет отношение.

ДЧ: О твоей работе мы еще поговорим. Как давно ты занимаешься музыкальным творчеством?

Денни: С 2006-го, кажется, или с начала 2007-го.

ДЧ: О чем была твоя первая песня?

Денни: О побеге с любимым человеком. Называлась «Недосягаемы», кажется.

ДЧ: Расскажешь эту историю, о которой написал песню?

Денни: Там ничего особенного, на самом деле. Вообще ничего. Просто хотелось о чем-то написать. А достаточной широтой кругозора я тогда не обладал. Поэтому написал, о чем автоматом придумал. «Мир стал каким-то замкнутым, словно лекарство в ампуле... давай сбежим... куда-то там и откуда-то». Ничего особенного.

ДЧ: В этом году у «БезШтампов» юбилей – 5 лет. Ты сравниваешь возраст группы с развитием человека. Тогда пять лет – это детство группы. Расскажи о своем детстве. Что интересного было у маленького Денни? Чем он увлекался? С какими проблемами сталкивался?

Денни: Не соглашусь, что 5 лет – это детство группы. По крайней мере, не в случае БШ. Это целая жизнь, с огромным количеством взлётов, падений, разочарований и побед над собой. Поэтому пока чуть не понимаю связь и последующий вопрос.

ДЧ: Хорошо, про группу будет вопрос. Расскажи о своем детстве, что интересного было у маленького Денни? Чем он увлекался? С какими проблемами сталкивался?

Денни: Я понимаю, что ты ищешь. За что зацепиться. Просто вопрос общий. И интересного было много, и проблем. Поэтому попробуем пойти от увлечений. Чем увлекался? Мне нравилось петь (неожиданно, да?), мне всегда нравились мечи, страшные истории, и я мечтал стать супергероем.

ДЧ: Поэтому ты решил написать сказку?

Денни: Отчасти. Мне кажется, что в какой-то момент мне-таки удалось частично стать супергероем, но все это оказалось не то и не так, как мне это представлялось. (Улыбается.)

ДЧ: В чем же ты стал супергероем? И в чем планировал?

Денни: Это как раз одна из тех тем, о которой бы мне говорить не хотелось. Скажем там, как и положено, я помогал людям и, как мне казалось, боролся со злом. (Улыбается.)

ДЧ: В прошлом интервью ты не ответил мне на два вопроса. Надеюсь, перезагрузка тех понятий, о которых я спрашивал, у тебя произошла, и ты сможешь мне ответить. Что для тебя любовь? Что для тебя дружба? С какими образами из жизни или искусства они у тебя ассоциируются?

Денни: Дружба – это желание видеть человека рядом с собой и уверенность, что он не предаст. Это желание отдавать и уверенность, что в трудный момент, ты будешь знать, кому написать и кто придёт. Любовь – это чувство, схожее с дружбой, но крепче и сильнее. Это стремление к заботе, но без нарушений личных границ. Это такие темы... про них сложно сказать хорошо, мне кажется. Поэтому говорю коряво.

ДЧ: Какой образ для тебя связан с дружбой, а какой с любовью? Навскидку.

Денни: Не меряю образами. Не могу сказать.

ДЧ: Точных ответов на такие вопросы нет. Сам понимаешь, всё тонко.

Денни: Просто у меня больше нет эталонов любви и дружбы. Лучше в таких вещах ими не обзаводиться. Да и вообще стараться реже об этом говорить.

ДЧ: А друзья у тебя есть? Кто они? Что тебя с ними связывает?

Денни: Есть, как мне кажется, тот человек, который мог бы им стать. Но все, как ты уже об этом сказал, относительно и тонко. И повторюсь, об этом стараюсь меньше говорить. У меня много прекрасных приятелей и есть пара человек, кто чуточку ближе. Пользуясь случаем, передаю им привет.

ДЧ: То есть они прочтут твое интервью точно?

Денни: Вот заодно и узнаем.

ДЧ: А кто твои близкие люди? Семья, приятели, группа?

Денни: Везде понемногу представлены.

ДЧ: Где в твоей системе координат отношений с людьми находятся музыканты «БезШтампов»?

Денни: В первую очередь, мы коллеги. Для меня это важно. НО! Вместе с тем, они – моя команда, моя духовная семья, ведь я по сути именно с ними первыми делю очень личные вещи. Мы очень тесно связаны. Поэтому за каждого из них я готов вступиться, закрыть его собой. Помочь в случае беды. Есть те, с кем я общаюсь чуть ближе, но в целом для себя я группу не разделяю.

ДЧ: Каковы твои отношения с Ромой как с человеком, с которым вы были во всех составах группы?

Денни: С Ромой сложно. За столько лет у нас накопилось и радостей, и горестей, и обид друг на друга. Мне кажется, что только недавно мы научились признавать право друг друга быть такими, какие мы есть. И стоять горой, независимо от ситуации. У нас есть общая идея. Мы в ней друг друга научились просто поддерживать.

ДЧ: То есть ваши отношения развиваются по синусоиде?

Денни: Наши отношения развиваются в соответствии с нашими событиями в жизни и ожиданиями друг от друга тех или иных поступков в сложившейся ситуации. Ожидания могут быть оправданными, а могут нет. Сложно было избавиться от наших реноме, но мы смогли, мне кажется. По крайней мере, как мне кажется, мне удалось.

ДЧ: Ваших личных мнений друг о друге или других о вас?

Денни: Я не беру в расчёт других, мне абсолютно не интересно, кто что обо мне думает. Как и о Роме.

ДЧ: А для чего тогда ты творишь? Для кого?

Денни: Мне кажется, что я уже сто раз отвечал, что для себя. И если ты сейчас спросишь «почему?» или «неужели ты не думаешь о признании?», я заскучаю. (Улыбается.)

ДЧ: Хорошо, давай про юбилей.

Денни: Давай.

ДЧ: Что пройдено за этот период? Какие сложности возникали у вас на пути и как их удавалось пройти? Что достигнуто?

Денни: Ох. Давай я напишу об этом книгу, когда-нибудь. Лучше практическое пособие. Просто это слишком долго, муторно и неинтересно рассказывать, а уж тем более читать (улыбается). Для таких вещей у меня есть дневник.

ДЧ: Воспоминания, безусловно. Но всё-таки что-то есть, что для тебя важно в эти 5 лет.

Денни: Мои песни. В конце концов, ради них все и делается. Это моя жизнь, мой мир, моя философия, моя уверенность и сила. Не, не уверенность, нет. Моя правда.

ДЧ: Вот почему, мне кажется, я спрашиваю в основном про тебя, а не про песни. Ибо в них – ты, и чтобы их понять, нужно понять тебя.

Денни: Не соглашусь. Мне кажется, чтобы понять меня, достаточно понять их. Не было бы их, не было бы ничего. Не будет их – не будет ничего.

ДЧ: Каково твое отношение к религии? Ты верующий человек?

Денни: Сложный вопрос. Я понимаю, что порой очень нуждаюсь в Боге. Но не уверен, что Ему есть до меня большое дело. Поэтому я обычно стараюсь не оглядываться на Него и лишний раз не беспокоить. Живу в соответствии с тем, что считаю приемлемым и верным для себя.

ДЧ: Насколько для тебя связаны вера и церковь?

Денни: Мы вроде об этом тоже говорили. Мало связаны.

ДЧ: Должны ли быть разведены государство и церковь? Должны ли быть в школе уроки духовно-нравственной культуры?

Денни: Во, узнаю Митю. Да, должны, но в рамках спецкурса по выбору.

ДЧ: Почему по выбору?

Денни: Я ждал этого вопроса. Религия – вопрос выбора потому что. Лучше пусть астрономию и ОБЖ вернут в программу.

ДЧ: По профессии ты учитель. Ты сейчас еще работаешь в школе?

Денни: Мить, пожалуйста, давай не о политике, школе и религии? Просто я – не политическое лицо и не хочу им быть.

ДЧ: Хорошо. Могу ли я задать тебе провокационный вопрос? Как ты относишься к людям нетрадиционной сексуальной ориентации?

Денни: Ахах. Ну неее, давай не про геев и лесбиянок плиз.

ДЧ: А почему ты не хочешь говорить на эти темы?

Денни: Вокруг них слишком много грязи. Это медийные темы. А последнее, чего я хочу – это быть медийным лицом. Я же просто пишу и пою песни. Это самое ценное, что я делаю. Ну неужели в России двум взрослым людям не о чем больше поговорить, кроме как о Путине, Навальном, геях, лесбиянках и церкви? (Улыбается.)

ДЧ: Хорошо. Тогда о более возвышенном. Какая книга описывает больше всего тебя? Какой фильм? Какая песня? Какое стихотворение? Какая картина?

Денни: Больше всего меня описывают мои стихи, мои сказки и мои песни. Ну, мне повезло, что у меня они есть. Они самые точные портреты.

ДЧ: На одном из ваших концертов случилась история, получившая немного негативную окраску в социальных сетях. В чем была суть скандала в Бронницах? Что тебя резковато высказаться о любимом тобой городе?

Денни: По сути, что я со сцены произнёс эту речь, которая попала в социальные сети.

ДЧ: Насколько эти твои слова основаны на эмоциях? Или это реальная реакция на реальные факты, правда жизни так сказать?

Денни: Мне постоянно пытаются приписать, что я что-то говорю на эмоциях. Ну подумай: у меня идёт концерт. Зал хороший, люди в зале хорошие, звук отличный. Всё хорошо, и на эмоциях я говорю такое? Как-то странно.

ДЧ: Тогда что тебя зацепило? Ты ведь тогда осознанно, на фактах это сказал.

Денни: Разумеется, сказал осознанно. Именно потому, что много лет наблюдал это.

ДЧ: Накипело?

Денни: Нет. Просто посчитал это уместным.

ДЧ: А ты не боишься этого модного нынче слова – санкций? Что вам запретят выступать в родном городе?

Денни: Если честно, то нет. Во-первых, нам уже запрещали – мы это пережили.

ДЧ: Почему запрещали?

Денни: Ну как раз из-за таких вот маленьких царей. А во-вторых, если запретят – получится очень интересно. Такие решения принимаются определённым человеком или группой лиц. Запретить нам выступать – фактически признать, что мы сказали правду. То есть это равносильно сказать: «Смотрите, вокалист «БезШтампов» говорил обо мне».

ДЧ: Давай поговорим про новый альбом?

Денни: Давай.

ДЧ: Я так понимаю, что он почти готов?

Денни: Материал готов. Альбом записывается. Первая его часть готова больше чем на половину.

ДЧ: Скажи, о чем он. Но не мне, а человеку со стороны. Я, например, листаю в ВК или на Яндекс.Музыке список исполнителей или песен и хочу понять, а что это за группа, что за песни, слушать или нет.

Денни: Мне кажется, что он о преодолении. По крайней мере это самое точное как мне кажется слово. Проживание и преодоление.

ДЧ: О преодолении чего? Что ты преодолевал в тот период, который описывает альбом?

Денни: Много всего было. В принципе, по песням будет ясно.

ДЧ: То есть это альбом прожитого этапа, отчет о нем?

Денни: Конечно. Мне кажется альбом любого себя уважающего человека культуры, а я всё-таки, как ни крути, деятель культуры – это о прожитом этапе. Отчёт не очень подходящее слово. Подразумевает, что я такой вышел и отчитался. Нет. Это... Слово подберу… Дневник.

ДЧ: А другие им не были?

Денни: Отчётом? Никогда. Дневником всегда.

ДЧ: У тебя каждый альбом отражает определенный период в твоей жизни. Какой период твоей жизни сейчас отражают песни?

Денни: С 2013-го по январь 2016-го примерно. Мне кажется, мои альбомы – это такая... история. То, что стоит обо мне знать до знакомства со мной.

ДЧ: Они твоя визитная карточка или ЖЖ?

Денни: Скорее ЖЖ.

ДЧ: Честно говоря, тогда снова не понимаю, почему это группа, а не Денни Садовский с командой музыкантов.

Денни: Потому что работаем мы коллективом над моим материалом. Есть я как автор, есть я как часть механизма, именуемого БезШтампов. Я пишу стихи и сказку. Но это не БезШтампов.

ДЧ: Вот именно, что коллективом над ТВОИМ материалом, и ты же фронтмен группы, лидер. Я спрашивал, но всё же почему не Садовский и БезШтампов?

Денни: Потому что я так считаю правильным и этого достаточно.

ДЧ: Ты ведь бунтарь по натуре?

Денни: Мне часто это приписывают. В принципе, во мне есть эта черта характера. Но я не считаю себя бунтарем.

ДЧ: Против чего бунтует твой характер?

Денни: Я не бунтую, говорю же. Я просто оставляю за собой право выбора участвовать или не участвовать в том, что происходит вокруг. И, если я принимаю решение не участвовать, меня тут же причисляют к бунтарям и скандалистам. Это неверное толкование весьма нечасто думающих персонажей).

ДЧ: Но о тебе ходят слухи как о скандалисте…

Денни: Слухи о моей скандальности – это сильное преувеличение. Я не ищу конфликтов, но при этом я их не избегаю.

ДЧ: Постой, а как же твои действия? Например, мы обсуждали твой конфликт в Бронницах. Это не бунт?

Денни: Нет. Разумеется, нет, это констатация факта, которую многие из моих коллег и так говорят друг другу в кулуарах. Но озвучить эту позицию официально не решались. А потом, с кем я там поконфликтовал? Драки не было, лица целы…

ДЧ: А зачем тебе озвучивать это официально, публично?

Денни: А я привык отвечать за базар. И повторюсь, я не увидел тут особого конфликта. Это давняя серьёзная проблема нашего города. Я знаю, как работают его механизмы, чем живут люди. И я озвучил то, что другие не решались. И это дало свои плоды. Все случилось как нужно, даже лучше.

ДЧ: Скажи тогда, что для тебя «смелость»?

Денни: Ты хочешь узнать от меня про песню или о моем понимании слова «смелость»?

ДЧ: Сначала про понимание слова, конечно, а потом про песню.

Денни: Ну... Смелость – это умение в страшный для тебя момент преодолеть себя и сделать то, что необходимо.

ДЧ: То есть песня «Смелость» с нового альбома как раз про это?

Денни: Она определённо о преодолении себя, да. В какой-то момент я оказался в огромной яме. И сил, и желания выбираться из неё не было. Была просто опустошенность. И эту песню я писал в метро, делая пересадку с Таганской на Марксистскую. К моменту, когда я стал на Марксистской подниматься в город, у меня в голове уже были припев и полтора куплета. Такая ... песня-мгновение.

ДЧ: Ты часто так пишешь песни?

Денни: Мне кажется, что если писать песни, то только так. Я давно дал себе слово не писать неважных стихов и песен. Не вымучивать. А то, что приходит само... за него потом не стыдно, и оно гораздо ценнее. Да. Стихов и песен стало меньше. Но выросла их ценность.

ДЧ: Но ведь ни стихи, ни мелодия тебе не приходит прям сразу в готовом виде? Ты ведь всё равно потом их наверняка долго обрабатываешь, доводишь до ума? Как раз, к слову, вспомнились слова Маяковского о Блоке «У меня из десяти стихотворений пять хороших, а у него два. Но таких, как эти два, мне не написать».

Денни: Как правило, нет. Все очень быстро. Смелость я напел на эскалаторе на диктофон. Пришёл домой и подобрал аккорды. Стихи редактирую по минимуму. Как правило, если что-то не идёт сразу, я просто записываю что есть и откладываю. Так оно может лежать месяцами и годами, пока снова не стукнет. И пока я не почувствую законченность работы. У меня есть пара знакомых, кто способен написать те самые два, о которых говорил Маяковский. Я ими восхищаюсь.

ДЧ: Кто например?

Денни: Например, моя хорошая знакомая Аня Кудашева.

ДЧ: Может быть всё-таки важен этот «белый шум», чтобы появились более гениальные стихи, образы, чтобы слово подобрать?

Денни: Важна тишина в эфире. Шум... способен только вызвать шум в ответ. Я вчера ехал в поезде и слушал Таривердиева. В какой-то момент, понял, что что-то есть. Я попросил меня не тревожить и написал. Но сложно писать, когда люди вокруг и ты все равно стеснён в личном пространстве. Поэтому я написал, что было, потом добрался до номера в отеле и там в секунду все доделал. Если интересно, могу показать.

ДЧ: Давай

Денни:

«Я этой ночью, как и прежде, ждал Вас;

Вы выходили на мост, а я плыл по реке...

И я почти узнал цвет глаз,

Но вы увидели нечто иное во тьме.

Я был уверен, во всем виноват час:

Не лучший вечер – туман на песке.

Быть может просто в другой раз?

Я помашу Вам ладонью на маяке.

Как мне хотелось тогда найти слова!

Но голос дрогнул, а после ушёл в нет.

Я очень верил, ведь вера жива -

И я увидел уже Ваш силуэт!

Однажды ночь все откроет, увы, Вам:

Как много лет я взбирался на тот брег,

Как засыпал под зеленью маяка,

Как мои волосы украсил снег».

ДЧ: В стихотворении чувствуется какая-то завершенность, пройденный этап. Хорошо, продолжая сравнивать Блока и Маяковского, хочу тебя спросить. Они ведь два разных типа поэтому. Когда у Блока не было настроения, он говорил: «Нет, не хочу. Не пишется, так и брось». Маяковский же был гением дисциплины: надо что-то сделать срочно и в большом объеме, так сделает. Ты к какому типу творца себя отнес – к типу Блока или к типу Маяковского?

Денни: Скорее к Блоку – если в плане сочинительства. Но, допустим, в технической работе над песней я – Маяковский. Если не идёт запись вокала – я буду долбать до последнего. Ту же «Смелость» я писал 7,5 часов. Для меня она казалась сложной в плане передачи нужного мне настроения. И пока я не получил то, чего хотел, я не ушёл.

ДЧ: То есть получается, ты напишешь только два хороших стихотворения (песни) как Блок и будешь их оттачивать как Маяковский?

Денни: Я надеюсь, что напишу больше, чем два. Но тут как пойдёт. (Улыбается.) С песнями немного иной процесс. У них есть естественная часть – это написание. И рабочая – доведение до ума на записи. И не всегда при создании аранжировки все идёт легко. Мы с парнями и спорим, и ругаемся. А потом в какой-то момент оно открывается само. И дальше нужно только математически все отточить.

ДЧ: Два – это условно. Я имел в виду, что лучше немного хороших, чем много плохих.

Денни: Ну, я однозначно сторонник ценности слова, да. В своё время, когда я учился чувствовать и понимать слово, я написал много фигни. Поэтому своё посредственное я уже оттарабанил.

ДЧ: Ты трудоголик?

Денни: Нет, но могу.

ДЧ: Ты занимаешься только тем, что нравится?

Денни: Стараюсь, да.

ДЧ: А что тебя заставляет заниматься не любимым делом?

Денни: Если я взял на себя перед кем-то обязательство.

ДЧ: Ты исполнительный? Человек слова? Ты смелый?

Денни: Если я пообещал, я сделаю максимум, чтобы это исполнить. И я буду глубоко переживать это как личное поражение, если не смогу исполнить то, что пообещал. Не могу назвать себя исполнительным. Я вникающий. Но если ситуация требует исполнительности – да. Смелый... смелее многих, но героем себя не считаю.

ДЧ: Возвращаясь к песне «Смелость», от которой мы оттолкнулись, хочу задать второй вопрос по ней. Песня «Бездельник» в плане смысла как-то связана со «Смелостью»?

Денни: Нет. Она была написана раньше. Возможно, могла бы войти в какой-то альбом. Но я вырос и потерял к ней интерес. При этом, мне кажется, она довольно свежая. И, когда я отдыхал у Рэя (Wyde – партнёр Денни в сайд-проекте БлизкоДалеко) в Казани, мы почти спонтанно решили Ее записать.

ДЧ: О чем твоя песня «Бог есть любовь»?

Денни: О лицемерии.

ДЧ: Лицемерии в любви и прощении?

Денни: Не знаю, как понимаешь эту песню ты. Для меня она просто о лицемерии.

ДЧ: Я никак не понимаю. Я у тебя оттенки пытаюсь узнать.

Денни: Ну про эту песню в принципе все, что я мог тебе сказать, – я сказал. Она о лицемерии. Остальное – каждому по способностям. Но да. Песенка скандальна. Способна наделать много шуму.

ДЧ: И в заключении скажи, как идет подготовка к выпуску альбома, когда будет релиз.

Денни: Материал одобрен компанией – это, пожалуй, самое ценное. Значит, мы на одной волне. Работа идёт медленно. По мне так очень медленно. Но идёт. К релизу успеем думаю. До той поры много других вопросов надо решить – и YotaSpace, и прощание с программой #нетвойпарень. Много всего.

ДЧ: Это был Денни Садовский. Спасибо тебе за ответы. И ещё раз с юбилеем группы.

Денни: Спасибо, Митя.

Беседовал Дмитрий Чистовский.

Profile

dchistovskij
Дмитрий Чистовский

Latest Month

May 2017
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel